Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:59 

Заболекарь
Мегакрендель: заколебарь, жаболекарь, зомболекарь, лежебокарь
А ты почему не коммитишь? Часики-то тикают, дедлайн скоро. Что значит не тестировал? Компилируется — значит, работает.

04:00 

Весёлые картинки
На картинке внизу лосось и его жизненный цикл.

Сначала он живет в море, ему там норм, он серебристый, милый и вкусный, он хорошо питается и имеет друзей.

Однажды инстинкт размножения выпизживает его из моря.
Он напоследок отъедается, кучкуется и начинает свой последний марш–бросок. Как только он оказывается в пресной воде, то перестает питаться и живет только на том, что наел ранее.

Река в нерест опасна — она мелкая, в ней медведи, птицы, другие рыбы и люди. Поэтому лосось отращивает зубы, горб и приобретает угрожающие черты.

Органы пищеварения дегенерируют — они ему больше не нужны. В таком вот виде лосось (фактически зомби–лосось) натурально прорывается до места нереста.

Отнерестившись, закономерно дохнет, выращивая на своем теле корм для следующего поколения. Его дети будут питаться тем, что выросло благодаря разложению родителя, а потом постепенно вернутся в море, пока инстинкт не заставит их в последний раз поесть и рвануть на родину.

А ты ноешь, что жирный (жирная).
И у тебя ипотека.

Прохерачь ползком по камням 200 километров, чтобы единственный раз в жизни поебаться и сдохнуть — и у тебя не будет проблем.

Как у лосося.


20:53 

silver bird
Было бы величайшей ошибкой думать. Ленин, Полн. cобр. cоч. т.34, стр.375
Алиса, отдирая муху, залезшую в полгода стоящий на даче заварочный чайник, сдохшую там и прилипшую, бормочет:
- Она хотела купить самовар, но что-то пошло не так.

22:32 

H.G. Wells
Kaellig || маленький злобный карлик

@темы: <video>, <HoC>

04:39 

lock Доступ к записи ограничен

Shindoku
I've got a good good heart
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:01 

lock Доступ к записи ограничен

Your Song
날 사랑해서 내가 나다워서 이 시간들이 더 아름다운 거야
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:20 

Lonneke Engel and Ivan De Pineda by Bruce Weber for Versus, SS 1996

борис моисеев
хуй
 photo 130822160451_0001_zpsxef8rk7f.jpg

читать дальше


P.S. Теперь ещё есть голосовалка. Если нравится ставьте плюс, если нет - минус.

Вопрос: ?
1. +  27  (87.1%)
2. -  4  (12.9%)
Всего: 31

@темы: model: Ivan De Pineda, model: Lonneke Engel, ph: Bruce Webercampaign: Versus

23:25 

Доступ к записи ограничен

Resignations Ridder
Он любил и страдал. Он любил деньги и страдал от их недостатка.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:14 

lock Доступ к записи ограничен

Shindoku
I've got a good good heart
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

03:39 

neko_zoi
Смелый Булавочкин жив и здоров. К новым походам профессор готов!
divan

@темы: heraldry, коты

20:51 

lock Доступ к записи ограничен

Gally
Ou lou lou
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:32 

lock Доступ к записи ограничен

Ворона
культурный лангольер
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:12 

Доступ к записи ограничен

Кошка Мёбиуса
My loyalties are with science
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:59 

lock Доступ к записи ограничен

Shadenfreude
Emotionally attached to fictional characters.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:59 

lock Доступ к записи ограничен

Shadenfreude
Emotionally attached to fictional characters.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:08 

«The Hours», M. Cunningham

perky Cole

изображение
And here, of course, is the dilemma: he's entirely right and horribly wrong at the same time. She is better, she is safer, if she rests in Richmond; if she does not speak too much, write too much, feel too much; if she does not travel impetuously to London and walk through its streets; and yet she is dying this way, she is gently dying on a bed of roses.


Как-то неуловимо неловко, боязно даже говорить об этой книге с кем-то, кроме близких людей, потому что, обсуждая "Часы" Майкла Каннингема, волей-неволей затрагиваешь темы, на которые в приличном и "здоровом" обществе как-то даже и не очень принято дискутировать.

Давайте попробуем издалека: в этой книге есть Вирджиния Вулф, писательница, без прозы которой сложно говорить о британской литературе ХХ века, и совсем невозможно — о модерне. Если вы ждёте от меня пиетета, то его не будет, потому что всем известная "Миссис Дэллоуэй" не зашла мне ни на русском на первом курсе университета в России, ни на английском на занятиях по литературе в Германии. Я понимаю вклад, мне импонируют и даже где-то близки идеи, но вот конкретно это произведение раз за разом меня усыпляло, и я возмущённым вихрем влетала в спальню соседки, размахивая читалкой, с просьбой объяснить, за что же можно любить этот поток сознания, в котором теряешься и словно сам начинаешь сходить с ума. Соседка тогда загадочно усмехалась и просила оставить книжку в покое, потому что час не настал, да и не госпожой Дэллоуэй единой.

Так-то оно так, но "Миссис Дэллоуэй" — What a lark! — настигла меня в третий раз. В "Часах" приведены не только несколько страниц злополучного романа, но и сама история настолько тесно переплетается с жизнями героев Каннингема, что оказываешься как бы заключённым в неё, видишь изнутри, чувствуешь каждой клеточкой. Где в "Часах" Кларисса Вулф? А где — Каниннгема? И почему вдруг среди этих страниц я вообще нашла себя?..

Пожалуй, не имеет смысла в очередной раз проводить параллели между всеми действующими лицами, благо это успешно сделали за нас издатели, давайте лучше сосредоточимся на изяществе, с которым автор вытащил нас из зоны комфорта. Кто бы ещё смог так ненавязчиво выудить из нашего сознания страхи о завтрашнем дне, показать, как мы уязвимы, как терзаемы сомнениями о том, является ли наша жизнь тем самым осознанным и единственно верным выбором. Майкл Каннингем не просто заставляет нас заглянуть в самих себя и честно признаться в том, что мы вообще-то всеми силами пытаемся казаться сильнее исключительно ради поддержания иллюзии благополучия, он показывает, что эта иллюзия — возведенный в степень n самообман. Все беспокоятся исключительно о том, что подумают другие; на деле же каждый из нас просто боится рассказать о своей слабости.

С этой точки зрения мне показался крайне любопытным Ричард, который стал для меня чем-то вроде центральной фигуры всего произведения. В отличие от трёх женских фигур "Часов" он оказывается как бы вне времени, остро переживает собственный кризис и одновременно с этим является воплощением невысказанных переживаний Вирджинии, Лоры и Клариссы:

"I seem to keep thinking things have already happened. When you asked if I remembered about the party and the ceremony, I thought you meant, did I remember having gone to them. And I did remember. I seem to have fallen out of time."
"The party and ceremony are tonight. In the future"
"I understand. In a way, I understand. But, you see, I seem to have gone into the future, too. I have a distinct recollection of the party that hasn't happened yet. I remember the award ceremony perfectly."


Этот роман — старая история в новой оркестровке, которая очаровывает своей слегка лихорадочной мелодией, завораживает рефреном. Я, пожалуй, вернусь ещё к "Часам", и если не к произведению целиком, то к некоторым страницам, чтобы вспомнить, как важно говорить, чувствовать и отдавать себе отчёт о том, что во мне — моё.

@темы: bookshelf

21:56 

silver bird
Было бы величайшей ошибкой думать. Ленин, Полн. cобр. cоч. т.34, стр.375
13:45 

sashamilky
А он хуякс и в космос первый полетел.
Скажите тем, кого вы любите, об этом сегодня, потому что жизнь коротка. Но лучше прокричите им это на немецком, потому что жизнь также пугающа и непонятна.

21:06 

lock Доступ к записи ограничен

Shindoku
I've got a good good heart
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:00 

lock Доступ к записи ограничен

Shindoku
I've got a good good heart
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

C'mon Lexo

главная